История моих третьих родов

Разница между вторым и третьим ребенком — 1 год и 8 месяцев.

О том, что мы ждем третьего ребенка, я узнала месяце на четвертом беременности. Я кормила дочку грудью и ежемесячных индикаторов моего положения не было. Носила ее в слинге, выбирались активно в Санкт-Петербург из Кронштадта. Чувствовала себя отлично. Но однажды, глядя на себя в зеркало я заметила, что сильно поправилась (я набирала каждую беременность около 20 кг). И твердо решила сесть на диету, как-то ограничить себя в еде. Но не тут-то было! Я стала сердитая, думала только о том, сколько времени осталось до обеда или ужина, мне все время хотелось есть. Прожив в таком режиме 3 дня я поняла, что здесь что-то не то! И решила на всякий случай (ну мало ли!) сделать тест на беременность. Две полоски стали для меня полной неожиданностью. Я была рада и взволнована — как отнесутся мои близкие к такой новости?

С самого начала меня не поддержал никто. Я очень переживала по этому поводу, но о том, чтобы лишиться этого ребенка, не было и речи. Старшему ребенку было 3 года, младшей дочке исполнился один годик, у нас не было своего жилья, стабильной работы и каких-либо перспектив. Но никакие трудности не могли бы оправдать убийство собственного ребенка. Я молчала, слушала упреки и ждала. Я понимала, что когда малыш родится, его все полюбят так же, как других деток.

Всю беременность я работала — шила слинги, по две штуки в день. Очередь ко мне на пошив стояла на месяц вперед, поэтому я не могла позволить себе поваляться в кровати или побездельничать. Один слинг шила в дневной сон деток, второй ночью. Я с точностью до минуты для каждой модели знала столько времени мне нужно на раскрой, сколько на пошив. Слинг с кольцами — 1,5 часа. Май-слинг — 2,5 часа. Фаст-слинг — 2 часа. Детки были со мной, дома. Однажды Тонечка схватила ножницы и сделала в небольшом куске флиса 17 дырок за 3 минуты. Я все их аккуратно зашила и сделала нам из этого кусочка слингоманишку — до сих пор она у меня есть.

Когда по примерным подсчетам наступило 40 недель, к нам приехала бабушка. Больше недели мы ждали, когда же сынок поторопится к нам. Но он не торопился. И вот бабушке уже пора обратно домой, а роды еще и не начинались. Сходила в консультацию, мне как обычно сказали — “Все глухо”.

А я, честно говоря, еще и вещи в роддом не собирала. У меня было столько работы, что я оставила это на последний момент.

Очередной обычный наш день, сшила слинг, приняла заказы, погуляла с детьми, приготовила ужин и пошла укладывать деток спать. Лежу, кормлю Тоню, она засыпает. Папа и бабушка уже тоже легли. Дома тишина, только слышно как в зале тикают часы. Вдруг слышу или ощущаю такой громкий щелчок внутри меня. Я сразу поняла, что это воды.

Встать сразу было нельзя — Тонечка еще плохо спала. Поэтому я еще пролежала с ней минут 15 на кровати. Воды на удивление в положение лежа не отходили, и я, перед тем как встать, смогла дотянуться рукой до пеленки. Подложила ее, встала. На часах было 21:30. Вод отошло много, я вытерла лужу и пошла спокойно собирать вещи. Убрала все свое шитье, написала объявление, что сроки по заказам сдвигаются на 1 неделю. Ответила на письма. Схватки было просто переносить в делах и движении — это было для меня открытие. Я поняла тогда, что если бы кто-то встал и начал расспрашивать меня, помогать, то я с большей вероятностью передала бы свою “ведущую роль в родах” и мне было бы тяжело. В отличие от предыдущих двух раз, у меня появилась какая-то уверенность в себе и своих действиях. Я не торопилась звонить в скорую и решила дойти до роддома сама. Около полуночи я разбудила мужа, чтобы он закрыл дверь за мной. Он спросонья ничего не понял, спокойно встал, закрыл и пошел снова спать. “Как хорошо, что он ничего не спросил” — подумала я.

Роддом был рядом, я не спеша дошла до него. Позвонила в дверь. Мне открыли минут через 25. Тогда, ночью 9 октября 2010 года было довольно тепло, сносно. Я не помню, чтобы замерзла, помню только, что пришла в голову мысль: “А вдруг и рожу вот так, на крыльце?”. Воображение у меня развито хорошо (слишком хорошо), и вот в самый интересный момент, когда я представляла себе финал родов на крыльце, мне открыли дверь.

Очень удивились и не поверили, что я уже “в родах”. Я оставалась в здравом уме и твердой памяти, схватки в присутсвии персонала затихли. Я сама стала сомневаться, рожаю ли? Пошли меня оформлять. Открыли карту и… как третьи роды? Сколько вам лет? 24 года? Персонал сразу перешел на “ты”.
— Зачем тебе это нужно?
— У вас семья благополучная?
— Ничего себе, мне 25 лет, а я еще и не собираюсь!
— Куда ты с ними?
— Сумасшедшая!

На этой прекрасной ноте я была рада остаться в “родилке” одна, подключили КТГ чтобы понять, идут схватки или нет. Как только меня все оставили я поняла, что все в порядке, схватки идут. Но как только зашел врач, они снова прекратились. На часах 2 ночи.

“Нужно до конца вскрыть пузырь, а то ты у нас до утра не родишь”.
И минут 20 мне пытались вскрыть пузырь и не смогли это сделать — оболочка была очень плотная. Ее не получалось зацепить. В конце концов смирились с положением вещей и отстали от меня.

Все снова ушли и схватки вернулись. Сильные, мне хотелось встать, но как на зло от меня не отвязали КТГ. Через 20 минут я поняла, что вот-вот родится малыш — начались потуги и сдерживать их было очень некомфортно. Заглянула медсестра. Мне в очередной раз не поверили: “Мы же только что тебя смотрели!”. Вошли врачи и… родился Димка. Было около 3 часов ночи.

Пуповину ему обрезали сразу. Она оказалось очень короткая — невозможно было даже выложить его мне на живот. Родился самым маленьким из всех деток — 3150, 50 см. Его помыли, завернули в пеленку и сразу отдали мне. И больше мы не разлучались 🙂 Позвонила мужу — все, говорю, я родила, мальчик. А он мне в трубку: «Что все, ты смотрела на часы, позвони утром…» И положил трубку. Я кормила сына в свое удовольствие 2 часа в родильном зале, пока нас не перевели в палату. За два часа, проведенных в родильном зале после родов (с 3 до 5 ночи) к нам никто не заглянул и я уже стала сомневаться, что до утра о нас кто-то вспомнит. Но мне уже хотелось спать и я была рада перебраться в палату. Сестра настояла на каталке, а я чувствовала себя полной сил. Согласилась, но когда прибыли на место, то поднялась, разложила вещи на места, сходила умылась и только потом легла спать с мои счастьем. Через два часа звонок от мужа: «Ты где? Как родила? Когда? Ура!!!». Он ночью и не понял, что произошло 🙂

Выписались мы на третьи сутки под собственную ответственность — дома меня ждала Тонечка и работа.
Тонечка с порога, как только увидела меня, закричала: «Мама, мама, титю!». Я дала ей грудь, она взяла и тут же с удивлением подняла на меня глаза и сказала: «Аааа… молоко!» Никогда не забуду ее счастливое и удивленное лицо в этот момент 🙂

Комментарии: